Нарушение права на защиту ЕвропЕйский суд по правам человека


Европейский суд по правам человека о защите по назначению в России На конец 2010 года ЕСПЧ вынес более 10 постановлений в отношении России, в которых рассматривались различные вопросы, связанные с бесплатной юридической помощью по уголовным делам. Причем количество жалоб на недоступность или плохое качество защиты по назначению, коммуницированных[446] Европейским судом, продолжает расти. В связи с этим в ближайшие годы можно ожидать увеличения числа постановлений, в которых будет констатировано нарушение права на защиту.

Тем не менее уже принятые Судом постановления указывают на ряд проблем в существующей системе защиты по назначению. Анализ этих постановлений необходим для выработки мер, направленных на приведение системы защиты по назначению в соответствие с международными стандартами.

  • Однако следователь никаких мер не принял;
  • Исходя из этого Европейский суд признал, что в данном случае из-за отсутствия защитника право Потапова на справедливое судебное разбирательство было нарушено[447];
  • Исследование доказательств проводилось в отсутствие как подсудимого, так и представителя его интересов;
  • Наши адвокаты готовы Вам помочь:

Защита по назначению на досудебных стадиях уголовного судопроизводства Европейским судом было вынесено несколько постановлений, в которых рассматривались вопросы, связанные с защитой по назначению на стадии предварительного расследования. Заявитель был задержан по подозрению в совершении преступления. Он обратился к прокурору с просьбой назначить ему защитника и в своем запросе указал, что в качестве защитника хотел бы видеть одного из двух конкретных московских адвокатов или любого адвоката из местной коллегии.

Следователь направил письма адвокатам в Москву. Один из них ответил, что не сможет принять участие в защите заявителя. Ответ от другого адвоката не был получен. В результате следователь назначил Вожигову адвоката из местной коллегии.

Европейский суд признал необоснованной жалобу заявителя на то, что он не был обеспечен надлежащей защитой. Суд отметил, что выбор адвоката в целом соответствовал требованиям заявителя, так как в своем запросе он указал на возможность назначить адвоката из местной коллегии. Суд также подчеркнул, что назначенный адвокат принимал участие в процессуальных действиях, а сам заявитель не жаловался на качество его услуг и не требовал замены. Следователь был уведомлен о желании Павленко воспользоваться помощью защитника и через три дня после задержания назначил ему адвоката.

Павленко утверждал, что назначенный адвокат не оказывал помощи, а, напротив, действовал в интересах следствия.

  • Во-первых, адвокат не принимал участия в подготовке новой кассационной жалобы и опирался на жалобу, подготовленную другим защитником несколько лет назад;
  • Для этого недостаточно только соблюсти формальные критерии приемлемости, необходимо обосновать жалобу с учетом ранее вынесенных судом решений и сформулированных им правовых позиций;
  • В своих обращениях в Европейский суд Сахновский утверждал, что назначение адвоката при повторном рассмотрении дела не привело к восстановлению его права на защиту;
  • При рассмотрении данного дела Европейский суд отметил, что заявитель обвинялся в тяжких преступлениях, ему грозил большой срок наказания, а в своей кассационной жалобе он поднимал сложные вопросы оценки доказательств;
  • Допрошенный в отсутствие адвоката заявитель признался в ограблении;
  • Один из них ответил, что не сможет принять участие в защите заявителя.

По этой причине Павленко отказался от его услуг и сообщил следователю, что воспользуется помощью адвоката, которого пригласит его мать.

Тем не менее в течение следующего месяца назначенный следователем адвокат продолжал считаться его защитником. Он признался в убийстве и ряде других преступлений. Павленко, по его словам, сделал нарушение права на защиту ЕвропЕйский суд по правам человека в отсутствие эффективной помощи адвоката и в результате давления со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В данном деле Европейский суд оценивал, насколько назначение адвоката обеспечило право заявителя хранить молчание и не давать показаний против себя. Суд отметил, что Павленко со всей очевидностью не заявлял отказа от помощи защитника во время таких бесед, однако они велись в отсутствие адвоката.

Соответственно у Суда возникли серьезные подозрения в неподобающем характере этих оперативных мероприятий. В этой ситуации, угрожающей реализации прав заявителя, помощь, которая ему оказывалась назначенным защитником, ограничивалась подписанием протоколов следственных действий.

Во-первых, присутствие защитника не считается необходимым во время так называемых оперативных бесед, которые формально не относятся к следственным действиям, однако являются способом получения от подозреваемого или обвиняемого признаний или информации о преступлении. Во-вторых, назначенный адвокат может использоваться для создания видимости реализации права на защиту, несмотря на то что подозреваемый или обвиняемый выразил ему недоверие и желает самостоятельно выбрать себе адвоката и оплатить его услуги.

Границы ответственности государства за качество работы назначенного защитника Суд также отметил, что сам подследственный выразил недоверие назначенному защитнику и сообщил об этом следователю. Однако следователь никаких мер не принял. Он не контролировал эффективность защиты, так как был заинтересован в упрощении расследования и стремился получить информацию от обвиняемого.

Суд счел такую ситуацию грубейшим нарушением права на защиту, которое необратимым образом подорвало справедливость судебного разбирательства. Европейский суд установил, что после задержания Пищальников просил следователя связаться с конкретным адвокатом, которого он хотел бы видеть в качестве своего защитника.

Суд не смог точно установить, пытался ли следователь пригласить указанного заявителем адвоката и правда ли, что адвокат не мог принять участие в защите. Суд отметил, что, даже если указанный адвокат был недоступен, следователь должен был уведомить об этом заявителя и предоставить ему возможность выбрать другого адвоката или назначить ему адвоката самостоятельно.

Однако следователь не предпринял соответствующих действий, но приступил к допросу заявителя, несмотря на запрос последнего о помощи защитника. Допрошенный в отсутствие адвоката заявитель признался в ограблении. В следующие дни следователь продолжил допросы в отсутствие защитника, получив от заявителя признания в других преступлениях, включая убийство, похищение человека, незаконное хранение оружия и пр.

Рассматривая данную ситуацию, Суд не согласился с аргументом государства-ответчика о том, что заявитель был проинформирован о своих процессуальных правах, а значит, его готовность давать показания в отсутствие адвоката означала отказ от права на юридическую помощь.

С точки зрения Европейского суда отказ от гарантий справедливого судебного разбирательства должен приниматься, только если он заявлен достаточно четко и не вызывает сомнений. Суд также отметил, что если подозреваемый или обвиняемый сообщил о своей потребности в помощи юриста-защитника, проводить допросы до того, как будет обеспечен его контакт с адвокатом, неверно, за исключением случаев, когда человек сам изъявит желание сообщить что-либо правоохранительным органам.

В случае Пищальникова ситуация была иной. Допросы инициировал не он сам, а сотрудники правоохранительных органов. Заявитель ранее не привлекался к уголовной ответственности и в отсутствие совета юриста мог не в полной мере осознавать возможные варианты своего поведения и их юридические последствия.

Кроме того, позднее во время допроса с участием назначенного адвоката и во время судебного разбирательства заявитель отрицал признания, сделанные на ранних стадиях расследования. Учитывая тот факт, что эти признания были хотя и не единственными, но одними из решающих доказательств, на которых основывался приговор, Суд пришел к выводу, что отсутствие защитника в начале расследования существенно ограничило право заявителя на справедливое судебное разбирательство.

Защита по назначению при рассмотрении дела судами кассационной инстанции — характерные нарушения К настоящему моменту основная часть постановлений Европейского суда по вопросу о доступе к юридической помощи в РФ касается доступности и качества защиты по назначению при рассмотрении уголовных дел в кассационной инстанции. В постановлениях по указанным делам Европейский суд отметил следующие типы нарушений.

Первый тип нарушений — это отказ в удовлетворении просьбы подсудимого о назначении защитника при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции. При рассмотрении данного дела Европейский суд отметил, что заявитель обвинялся в тяжких преступлениях, ему грозил большой срок наказания, а в своей кассационной жалобе он поднимал сложные вопросы оценки доказательств.

В этой ситуации помощь адвоката имела большое значение для адекватного представления позиции заявителя и его интересов. Тем не менее защитник ему не был назначен. Исходя из этого Европейский суд признал, что в данном случае из-за отсутствия защитника право Потапова на справедливое судебное разбирательство было нарушено[447].

Обязанность судебных органов реагировать на недоверие клиента к назначенному адвокату и действовать инициативно для обеспечения помощью защитника по назначению Второй тип нарушений — это пассивность судебных органов, которые не предпринимают надлежащих мер, чтобы проверить, требует ли принцип справедливости судебного разбирательства участия адвоката в процессе, и при необходимости назначить защитника. В частности, задача государства проводить такую проверку подчеркивалась Европейским судом в случае отсутствия подсудимых на судебных слушаниях, в случае участия подсудимого в процессе посредством видеоконференции и пр.

Также он не просил о назначении адвоката. Европейский суд отметил, что, несмотря на нарушение права на защиту ЕвропЕйский суд по правам человека каких-либо ходатайств и просьб со стороны заявителя, кассационный суд должен был самостоятельно проверить, действительно ли подсудимый в данном случае не желал участия защитника в процессе, особенно с учетом того, что в кассационном разбирательстве участвовали прокурор и соучастники преступления.

И заявитель, и прокурор как сторона обвинения обжаловали приговор, причем прокурор требовал переквалификации деяний подсудимого.

Поиск на сайте:

Кассационный суд уведомил Сабирова и ранее назначенного защитника о времени слушаний. Сабиров, находившийся под стражей, не обращался в суд с требованием обеспечить его присутствие при кассационном рассмотрении дела. Адвокат, назначенный судом первой инстанции, на процесс не явился. В результате дело было рассмотрено без участия подсудимого и его представителя. Европейский суд отметил, что, хотя подсудимый не просил о личном участии в кассационном рассмотрении его дела, он не отказывался от права на юридическую помощь.

Суд отметил, что назначенный адвокат, не явившись в суд и никак не объяснив свою неявку, очевидным образом нарушил свои обязанности в отношении подзащитного. В такой ситуации кассационный суд должен был бы принять меры по обеспечению права подсудимого на защиту, особенно с учетом того, что в кассационном рассмотрении участвовал прокурор.

В связи с тем что соответствующие меры приняты не были, Европейский суд счел, что право заявителя на справедливое судебное разбирательство было нарушено. Во всех четырех случаях Европейский суд отметил, что устройства связи по сравнению с личным присутствием несколько ограничивают возможность подсудимого эффективно участвовать в судебном заседании особенно если подсудимый, как г-н Тимергалиев, имеет проблемы со слухом.

По этой причине и с учетом тяжести выдвигаемых обвинений суды должны были вне зависимости от наличия ходатайств со стороны подсудимых, по собственной инициативе рассмотреть вопрос о необходимости назначения адвоката. То, что этот вопрос даже не поднимался, и было сочтено нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Ненадлежащая организация защиты по назначению Третий тип нарушений, связанных с юридической помощью, — это ненадлежащая организация защиты по назначению, которая фактически приводит к отсутствию эффективной юридической помощи. Дела Сахновского и Ананьева, в которых были отмечены указанные нарушения, заслуживают подробного анализа, поскольку позволяют лучше понять стандарты эффективной защиты.

Во время следствия и в суде первой инстанции его интересы представлял назначенный защитник, который помог Сахновскому составить кассационную жалобу. Поскольку данный адвокат не мог по причине занятости участвовать в кассационном рассмотрении, Сахновский просил Верховный Суд, который должен был рассматривать дело в кассационном порядке, назначить ему нового защитника и обеспечить его, Сахновского, личное участие в судебном заседании.

Однако защитник назначен не был, а подсудимый участвовал в судебном процессе посредством видеосвязи. После того как жалоба Сахновского была коммуницирована Европейским судом, его дело было пересмотрено в надзорной инстанции.

Обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека

Результатом пересмотра стало решение о том, что Сахновский был лишен права на защиту при рассмотрении его дела в кассационной инстанции. Было назначено новое кассационное рассмотрение дела в Верховном Суде. Во время повторного рассмотрения дела, состоявшегося через четыре года после первого, Сахновский вновь участвовал в процессе посредством видеосвязи.

Непосредственно перед началом судебного заседания ему предоставили защитника, назначенного Верховным Судом, и дали 15 минут для того, чтобы переговорить с защитником по видеосвязи. В начале заседания подсудимый сообщил суду, что он отказывается от услуг назначенного адвоката, поскольку у него не было возможности должным образом пообщаться с ним и обсудить свое. Верховный Суд отказался принять этот отказ, и назначенный защитник представлял интересы Сахновского в судебном процессе на основе жалобы, поданной четырьмя годами ранее другим адвокатом.

В своих обращениях в Европейский суд Сахновский утверждал, что назначение адвоката при повторном рассмотрении дела не привело к восстановлению его права на защиту. Соответственно перед ЕСПЧ был поставлен вопрос, насколько эффективным с точки зрения реализации права на защиту было участие назначенного адвоката в повторном кассационном рассмотрении дела. Суд отклонил аргументы государства-ответчика, которое утверждало, что заявитель отказался от юридической помощи, поскольку назначенный защитник не стал требовать у нарушение права на защиту ЕвропЕйский суд по правам человека своей замены или времени для встречи с заявителем, а сам заявитель также не просил у суда назначить другого адвоката или дать время для организации защиты.

Европейский суд указал, что заявитель, как обычный гражданин, не мог совершать процессуальные действия, требующие специальной юридической подготовки.

Он донес до суда свою неудовлетворенность качеством защиты так, как.

Также рекомендуем:
Лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного права

Кроме того, он не должен был страдать от пассивности назначенного защитника, на которую, собственно, и жаловался. Европейский суд также отметил, что в данном случае предоставленная заявителю возможность контакта с назначенным адвокатом не была достаточной по ряду причин. Во-первых, адвокат не принимал участия в подготовке новой кассационной жалобы и опирался на жалобу, подготовленную другим защитником несколько лет. Во-вторых, заявитель не имел возможности убедиться в том, что адвокат хорошо знаком с делом, и достичь согласия с ним по поводу ведения защиты, поскольку им было предоставлено мало времени для общения, а кроме того, заявитель не мог быть уверен в конфиденциальности коммуникации по видеосвязи.

Возможные для государства способы организовать эффективную защиту по назначению Европейский суд отметил, что в данном деле в распоряжении властей были различные возможности организовать эффективную защиту заявителя. Можно было назначить того адвоката, который вел данное дело ранее. Можно было назначить адвоката из Новосибирска, где заявитель отбывал наказание, чтобы защитник имел возможность для личной встречи с заявителем и для совместного с ним участия в судебных слушаниях по видеосвязи.

Наконец, можно было бы организовать переговоры защитника с назначенным адвокатом по телефону, предоставив для этого необходимое время. Однако такие меры не предпринимались, и заявитель был поставлен в ситуацию, в которой он мог либо согласиться на участие назначенного адвоката без необходимого уровня контакта с ним, либо нарушение права на защиту ЕвропЕйский суд по правам человека от помощи.

По мнению Европейского суда, в этой ситуации право заявителя на защиту не было должным образом обеспечено см. При рассмотрении дела в суде первой инстанции ему был назначен защитник, с которым он встретился перед судебным заседанием и по результатам встречи письменно отказался от его помощи. В начале судебного заседания Ананьев стал угрожать свидетелю и был удален из зала судебных заседаний.

Удалив подсудимого, суд не стал назначать ему нового защитника.

Полезно знать:
Услуги адвокаты по уголовным делам в

Исследование доказательств проводилось в отсутствие как подсудимого, так и представителя его интересов.

ВИДЕО: Чеклист для Заявителя подающего жалобу в Европейский суд по правам человека